Продаются квартиры на сайте www.skolkovo-park.com. Сколково парк.

Герои и рассказчики

А. А. Расторгуев

По первому разряду

Историю эту я слышал от журналиста Смолина, а сам он — от некоего Шуры, фамилию которого я здесь опущу. Его друг, потомственный казак и студент Горного института Гришка пришёл к выводу, что пришла пора подвести черту под своей холостяцкой жизнью и жениться. Свадьба состоялась по первому разряду — в "Национале". Шура на этой свадьбе был свидетелем, но помимо этой, официальной, выполнял ещё одну, тайную и весьма деликатную миссию, о которой попросила его невеста. Зная слабость своего суженого, она попросила Шуру пить за жениха всякий раз, когда он будет себе наливать водку.

Шура согласился. И тут началось… Гришка фужер шампанского выпил, наливает себе водки, отвлёкся на секунду, Шура — хлоп! Гришка оборачивается — фужер пустой. Усмехнулся, налил себе боржоми. Невеста подмигивает Шуре: молодец!

Вижу, говорит Шура, Гришка второй фужер наливает. Я опять — хлоп! Чувствую, что пьянею. Гришка — третий. Ну, думаю, ещё на один "хлоп" меня станет, а уж дальше — вряд ли. Так оно и случилось: выпил — и тут же отрубился. Сохранился снимок: сижу в кресле, голова откинута назад, а лицо закрыто салфеткой...

Поэтому дальше со слов Гришки: "Вижу, Шура у меня фужер стащил. Ну, думаю, как Шура до водки жаден стал! Но когда он второй фужер опрокинул, понял, что они с Галкой сговорились. И стал специально подливать..."

Пока Шура спал, Гришка тоже три фужера водки выпил и тоже закосел. Шура к тому времени немного протрезвел. Поэтому дальше опять со слов Шуры: "Он мне говорит:

— Давай в соседний зал сходим, с девочками потанцуем.

То есть, закосел настолько, что забыл, что на собственной свадьбе гуляет!"

Тут уж Галка поняла, что пора действовать самой: упаковала мужа в такси и повезла домой. Поэтому дальше со слов Галки: "Приняла душ, переоделась, легла. Вижу, что-то долго его нет. Пошла в ванную. Он там сидит прямо в ванне, в костюме. И спит. Я рассердилась, пустила душ. Он тут же проснулся:

— Галка, ты что?"

А когда она тащила его в постель, он повторял две фразы, — закончил свой рассказ Смолин. — Первую я уже не помню, а вторая была: "Мы что, едем в Париж?" Особенно её почему-то раздражала вторая…