Скупка монет в Москве на сайте http://pokupkamonet.ru на выгодных условиях.

Лев

После экзамена по теории вероятностей очутился я почему-то в зоопарке. Сначала на обезьян смотрел, но они мне показались слишком вульгарными. То ли дело львы!

Когда я подошел к клетке, лев спал, положив голову на лапу, как кошка. И вид у него тоскливый-тоскливый.

— Что, — говорю, — Лева, скучно?

Он глаз один открыл, посмотрел на меня.

— Да, — говорит, — скучно.

— По Африке, наверное, — говорю, — соскучился?

— Да, — говорит, — соскучился.

— Я понимаю, — говорю. — Родина есть родина.

Закурили. То есть, я, конечно, закурил, а лев только вздохнул.

— Студент?

— Студент.

— Я студентов за версту чую, — сказал лев. — Самые порядочные люди, студенты!

Надо же, какой лев замечательный попался! А он лапу через решетку протягивает.

— Дай, — говорит, — и я закурю!

А я ему почему-то “Беломор” предлагаю.

— Фабрика товарища Урицкого? — приятно удивился лев.

Тут сторож подходит.

— Так, — говорит, — нельзя.

— Извините, — говорю, — мы не знали.

Лев говорит:

— А как можно?

— Зоопарк закрывается. Просьба очистить помещение.

— А, может, он мой гость, — говорит лев.

— А у нас гости до одиннадцати часов!

Ну, тут уж я из принципа не пошел. А сторож отправился за милиционером.

— Ладно, — говорю, — держи “пять”.

— Да не обращай внимания, — говорит лев и идет куда-то в глубину клетки. — На, примерь.

И шкуру обезьянью мне протягивает.

Приходят сторож с милиционером.

— Невероятно! — говорит сторож.

— Что такое? — спрашивает милиционер.

— Невозможно! — снова говорит сторож.

Лев меня в бок толкает.

— Возможно, хотя вероятность очень мала! — кричу я.

— Молоток, — похвалил лев.

— Что вы имеете ввиду? — спрашивает милиционер.

— Обратный процесс превращения человека в обезьяну, — говорит сторож.

— А это возможно?

— Как видите, — говорит сторож. — Ох, и морока начнется!

— Стоп! — говорит милиционер. — Меня другое беспокоит. Как он сюда попал, в клетку?

— Кто?

— Да этот орангутанг.

Вот наглец! Совершенно в обезьянах не разбирается.

— А, может, он тут всегда был? — с вызовом говорит лев и меня в бок подталкивает.

— Я всегда был! — закричал я.

— Он всегда был, — подтвердил лев.

— Они всегда были,— сказал сторож. — Во всяком случае, этот, с гривой.

— А, ну, это другое дело, — успокоился милиционер, и они ушли.

— Я тоже пошел, — говорю.

— Стой, — ухватил меня лев. — Куда?

— Домой.

— А я? — спросил лев. — Как же я?

Я задумался. Про льва я не подумал.

Дурацкая ситуация получается! И на льва смотреть не могу. И на себя смотреть противно.

Помолчали.

— Ну, я пошел? — говорю.

— Иди, конечно, — говорит лев.

— Я все равно не могу тебя взять с собой. В общежитие со львами не пускают.

— Но остаться-то — можешь? — с обидой сказал лев.

Я представил себе: всю жизнь — в клетке! Ужас...

— Так я пошел?

Уже почти прощения прошу!

— Иди, конечно, — пожал плечами лев.

На следующий день снова прихожу в зоопарк.

Лев лежит, положив голову на лапу, точно кошка. И вид у него тоскливый-тоскливый.

— Что, — говорю, — Лева, скучно?

Он глаз один приоткрыл, на меня посмотрел и снова закрыл.

— По Африке, — говорю, — наверное, соскучился?

Но лев со мной больше не разговаривал.