Измерительное оборудование заказать, весы крановые электронные

И С Т О Р И Я   Д У Б Н Ы

от А. В. Беляева и А. А. Расторгуева

Stone.jpg (19269 bytes)

История Ратмино

История Подберезья

История Пекуново

Канал

Тридцатка

Дубна

Золотой век

На излёте 60-х

Левобережье в 60-х

"Тензор"

Позолоченный век

"Кризис жанра"

Ветер перемен

Унесённые ветром

Наукоград

Комментарии

Топонимы от "А" до "Я"

Страсти по Инженерной

Список улиц

Персоналии

Библиография

 

История Ратмино

Поселение Дубна, стоявшее у впадения Дубны-реки в Волгу, упоминается ещё в Новгородской летописи, причём, дважды: под 1134 г. и под 1216 годом. Последнее упоминанием Дубна обязана новгородскому князю Мстиславу Мстиславовичу Удалому, который в ходе феодальной войны со своим зятем Ярославом Всеволодовичем сжёг древнерусскую Дубну вместе с городом Коснятиным, Шешей “и всем Поволжьем”.


Такой могла быть древнерусская Дубна. Макет историка-краеведа Евг. Крымова.
Раскопки в Ратмино, проводившиеся в течение 1963-1965 гг. археологической экспедицией Государственного исторического музея под руководством кандидата исторических наук А. В. Успенской, привели к выводу, что поселение Дубна в XI – XII вв. являлось довольно крупным населённым пунктом в этом районе. Но раскопки велись и раньше. В 1932 году здесь работал советский археолог О. Н. Бадер. Им было, также, записано предание о монастыре, стоявшем на противоположном берегу реки Дубны. А самые первые археологические раскопки, ещё в конце XIX века, здесь делали братья Мамонтовы, один из которых был владельцем Пекуново, и сегодня стоящего напротив Ратмино на левом берегу Волги, а другой состоял членом Тверского общества любителей истории и археологии.

Различные поселения в районе Ратминской стрелки, как именуют окрестности левого берега в устье Дубны-реки, существовали вплоть до XVII века. В XVIII веке реки Яхрома и Сестра перестали быть судоходными, и торговые пути пролегли иначе, оставив Ратмино и её окрестности в стороне. История края возобновилась в конце XVIII века. Население округи занималось в основном сельским хозяйством и сапожным ремеслом.

То, что мы называем Ратмино, правильнее было бы называть Усть-Дубнеским Городищем, старое Ратмино находилось на подъезде к Ратмино, в низинке по правую сторону от шоссе, ведущего к нынешнему Ратмино, перед Ратминским бором. Обычно название Городище давали поселениям, образовавшимся на месте исчезнувших древнерусских городов, что ещё раз свидетельствует в пользу того, что в устье реки Дубны действительно стояла древнерусская крепостица. Правда, это ещё не свидетельствует о том, что её название было Дубна. Более того, русский статистик XIX века И. И. Вильсон считал, что это Новый Городок (по аналогии с Белым Городком).

B.Tatischev.jpg (63213 bytes) Историю Ратмино косвенно связана с именем русского историка В. Н. Татищева. И вот каким образом. Сын Татищева Евграф женился на дочери помещика Грязнова Евдокии, а она унаследовала от папеньки имение, в которое входило село Усть-Дубенское Городище и деревня Ратмино. Владелец имения Иван Грязнов, возможно, был потомком известного опричника   Васьки Грязного, возведённого из простых крестьян во дворянство. Грязной плохо проявил себя во время осады Москвы татарами в 1571 году и был казнён через отсекновение головы, но дарованные царём поместья и вотчины каким-то образом остались за его потомками. Впоследствии имение унаследовал внук Татищева Ростислав Евграфович; сам Василий Николаевич в имении никогда не бывал. А вот его прямой потомкок, живущий во Франции, бывал... В 1990 году он приехал на конференцию в Дубну. Людмила Зорина, в то время журналист институтской газеты "Дубна", проявила свою профессиональную и природную настойчивость и взяла у нашего знаменитого земляка интервью. Вместе они посетили Ратмино, посетили храм, присутствовали на репетиции в нём детского хора "Подснежник" Татьяны Волковой. Там же, в ещё неотреставрированной изнутри церкви Похвалы Пресвятой Богородице, и был сделан этот снимок. Знакомьтесь: французский физик Борис Татищев — прямой потомок русского историка и государственного деятеля петровских времён Василия Никитича Татищева.

После того как дочь Ростислава Евграфовича Елизавета вышла замуж за князя Сергея Сергеевича Вяземского, имение отошло князьям Вяземским. Вяземские ведут родословную от праправнука Владимира Мономаха Андрея Владимировича по прозвищу Долгая рука, рюриковича в 12-м колене, который получил в удел Вязьму и стал первым Вяземским. Андрей Владимирович погиб в битве на реке Калке 31 мая 1223 года. Его отдалённый потомок князь Афанасий Иванович Вяземский — первый опричник и любимец Ивана Грозного; умер под пытками в 1570 году. Ещё более отдалённый потомок — Александр Алексеевич Вяземский, ближайший советник Екатерины II и ярый крепостник.

_Рисунок дома Вяземских.jpg (74120 bytes)

Иллюстрация к краеведческому очерку Л. Жидковой "Кто он, владелец усадьбы?" ("За коммунизм". 1973. № 21).  Вид дома, построенного кн. Ал. С. Вяземским с парадной стороны. Рисунок Б. Макарова.

Усть-Дубенское Городище в середине XIX века унаследовал старший сын Сергея Сергеевича — Александр Сергеевич. Князья  Вяземские доводились дальними родственниками поэту Вяземскому, другу Пушкина. Но воспитание они получили иное. Князь Александр Сергеевич Вяземский был убеждённый крепостник и к свободе не взывал. Как раз напротив: известно, что он писал царю-реформатору, пытаясь отговорить его от губительного решения провести Крестьянскую реформу.

В 1861 году Александр Сергеевич построил новый дом. Убеждённый крепостник, он, будучи хорошо информированным человеком, сумел достояно встретить перемены. Крестьяне Старого Ратмино заблаговременно были переселены на неудобья, и так, кстати, появилась деревня Александровка. На освободившихся землях князь разбил парк. Чем-то он напоминал Петра Петровича Кирсанова из "Отцов и детей"  Тургенева.

Мечта о родовом поместье не сбылась. Дворянские гнёзда пустели. На место старым владельцам приходили новые: хваткие, расчётливые, предприимчивые. Опустело и гнездо, свитое Александром Сергеевичем. Его сыну Константину совсем не хотелось сидеть на земле и уж тем более быть феодалом. Если он и был в чём-то феодалом, то уж никак не помещиком, а, скорее, странствующим рыцарем. Он продал имение и отправился путешествовать. Дом Вяземских простоял больше ста лет, пережил трёх императоров, три войны, три революции и трёх генеральных секретарей. В тридцатых годах в нём находился пионерский лагерь. Дом сгорел в 1971 году — как говорят, от неосторожного обращения с огнём.

В начале 80-х годов дубненская власть приняла к исполнению решение партии о ликвидации неперспективных деревень. Перестала работать продуктовая лавка. Прекратил ходить автобус, возивший детей в школу. СПТУ перебазировали на левый берег. Жители Ратмино получили квартиры в городе и переехали туда, а выкупленные городом избы были снесены. Жизнь в Ратмино замерла. И только один человек — И. Е. Зайцев отказался предать свой дом уничтожению. Без света, тепла, без электричества он, вопреки воле партии, продолжал обрабатывать свой приусадебный участок, сохраняя своё родовое гнездо и историю всего Ратмино. С приходом новых веяний появилась надежда на возрождение деревни. Историк Л. Ф. Жидкова предлагала превратить Ратмино в музей под открытым небом. Бывшие жители вспомнили о своих брошенных домах... 

Project_of_Ratmino.jpg (18866 bytes)

Музей под открытым небом: так мыслилось возможное будущее деревни Ратмино на рубеже 80-90 годов историком Л. Ф. Жидковой. Эскизный проект архитектора Е. В. Севериной. Справа налево: дом-усадьба Вяземских, который предстояло воссоздать, отреставрированный к тому времени храм Похвалы Пресвятой Богородицы и крестьянский дом начала XX века; всё, что левее, в том числе, ветряная мельница и пожарная каланча, прямого отношения к Ратмино и Усть-Дубенскому Городищу прямого отношения не имеет: это реконструкция общерусской старины. Иллюстрация к статье Людмилы Жидковой "РАТМИНО: сможем ли вернуть?" // "ПМ", 1991, № 41. 

_Церковь в Ратмино на закате-small.jpg (89231 bytes)

Сейчас Ратмино больше напоминает коттеджный посёлок. От былой деревни остались только церковь и пара крестьянских домов.