Интернет магазин байдарок - https://russplav.com/shop/category/view/25 . Гарантия и качество.

Пятерка по истории

В первом классе дочь была отличницей. Во втором стала хорошисткой. Когда в шестом классе замелькали тройки, я задумался.

- Ань, ты задачу решила?
- Решила.
- Правильно?
- Не знаю!
- С ответом сошлось?
- А там нет ответа!
- Подставь ответ в условие, проверь!
Молчит. Оказалось, у нее нецелое число рабочих!

За подготовку к экзамену по истории я взялся с пристрастием. Мы повторяли историю Древнего мира, Египта и античности, в бешеном темпе, поглощая бездны пространства и времени, от XYIII династии египетских фараонов до заката Западной Римской империи - галопом по Европам, Малой Азии, Междуречью, Древнему Египту...

- Пап, смотри, ха-ха-ха! "Составьте рассказ от лица вельможи, посетившего дворец фараона..."
- Ну и что?
- А перед этим говорится, что некоторые вельможи при виде фараона падали в обморок... Легкий вопрос! "Пришел во дворец, увидел фараона, упал в обморок - дальше ничего не помню!"

- Как реагировали колоны на Указ Императора?
- Мне на хор!
- Что такое бюст? - спрашиваю вдогонку.
- Это изображение... - отвечает дочь, орудуя гребнем для волос.
- Плоское или объемное?
- Плоское, - невпопад отвечает дочь.
- Нет, Ань, объемное, как скульптура, только скульптура - это во весь рост, а бюст - это...
Сосредоточенное молчание. Дочь ищет новый ракурс.
- Это голова... - подсказываю я.
Молчание.
- Голова и... - подталкиваю к ответу.
- Руки... - рассеянно отвечает дочь...

Я с удивлением заметил, что продолжаю читать учебник, хотя объект, подлежащий обучению, уже хлопнул дверью и отбыл на репетицию. За время, пока я не смотрел в учебник истории, в истории Древнего мира произошли некоторые изменения, хотя сам Древний мир устоял. Исчезло упоминание о классах, но осталось восстание Спартака. Появились библейские притчи, но наука по-прежнему выше религии. Разительные перемены произошли с христианством. Первые христиане теперь не фанатики. Они не запрещают Олимпийские игры, не разрушают Александрийский Мусейон. Они запрещают только гладиаторские бои.

- Но ведь это правильно?
- Конечно!

Однако куда делась Ипатия, одна из самых знаменитых женщин античности, достойная занять место в школьном учебнике наряду с поэтессой Сапфо, царицей Клеопатрой, красавицей Нефертити, женами Перикла и Стилихона? Первая в видимой нам истории женщина-профессор, заведующая кафедрой философии в Александрии, Ипатия входила в городской Совет: для начала Y века нашей эры - сенсация! Афина по уму, Гера по осанке, Афродита по красоте, как называли ее древние, в какой-то момент стала центром ненависти христиан. Фанатики разодрали ее на куски раковинами устриц, останки вынесли из храма Цезарион и разбросали по Александрии... Дочь была потрясена этой историей, но, поразмыслив, решила, что на экзамене о ней лучше не рассказывать.

За день до экзамена вдруг оказалось, что нужно еще составить исторический кроссворд. И мы взялись за кроссворд - в двенадцатом часу ночи!
- А-а, другим-то Египет достался, а мне - Рим, - ворчала дочь, заполняя клетки. - В Египте слов больше...

Вернулась с экзамена немного обескураженная.
- Что поставили?
- Я не поняла... Кажется, за экзамен и четвертую четверть пять, а за год - четыре.
- Что ж, чудес не бывает, - объяснил я, - в ход пошла чистая арифметика.
За предыдущие четверти у тебя четверки... Но ты хоть правильно ответила?
- Я правильно все ответила! Один только раз...
- Что такое? - насторожился я.
- Ирина Ивановна спросила меня, почему пал Рим...
- И ты не ответила!
- Нет, я ответила! - горячо возразила дочь. - Я сказала, что двадцать тысяч римских легионеров германского происхождения перешли на сторону Алариха. А Ирина Ивановна спросила: что же они, просто так ушли, и все? Я хотела ответить, а она говорит: а, ладно, Руслан...
- А Руслан ответил?
- Да. Он у нас отличник. Пап, а ведь он неправильно ответил! Он сказал, что они испугались! А ведь они не испугались! Они были просто возмущены! Они пришли к Алариху и ПОТРЕБОВАЛИ, чтобы он вел их на Рим!..

Ну, что ж, подумал я. История на этом не кончается. Впереди Средние века. Мы стоим на прочном фундаменте античности, мы знаем, почему пал Рим, и сумеем разобраться, что у них там, в Европе, случилось дальше.