Лев Виленский

Часы

В холле терапевтического отделения городской больницы висят часы в незатейливом деревянном футляре. Из их корпуса каждый час не выскакивает кукушка, чтобы прокуковать положенное число раз. Часы не отсчитывают время громкими ударами, чтобы не нарушать покой больных, и даже тикают очень тихо и застенчиво. Фигурные черные стрелки бесшумно совершают свой обычный бег по циферблату.

Большой белый маятник медленно качается слева направо и справа налево. И при каждом своем качке он, как гильотина, отсекает маленький кусочек времени. Отсекает неотвратимо и безвозвратно. Но для обитателей больничных палат это остается незамеченным. Люди почему-то редко смотрят на маятник. Люди смотрят на стрелки и считают их плавными. А они всего лишь двигаются по кругу, как слепые лошади в старых шахтах, и показывают который час.

Мы часто говорим: прошлое, настоящее, будущее. Но фактически у человека есть только прошлое и будущее. Настоящее – это краткий миг, который только что был будущим и тут же стал прошлым. Большой белый маятник медленно качается слева направо и справа налево. И при каждом своем качке он, как Харон на своей лодке, перевозит из будущего в прошлое маленький кусочек времени, в котором заключается маленький кусочек жизни каждого из нас.

У часов можно снять стрелки, и они перестанут показывать время, но не перестанут его отсчитывать. Можно обмануть себя и остановить большой белый маятник. Тогда он перестанет качаться, но это не остановит время. Поэтому надо спешить наполнить оболочку времени своим личным содержанием. Чтобы прожить жизнь, а не просто время. Это только кажется, что времени очень много и можно успеть все. Надо спешить. Думать, делать дело, радоваться общению с людьми и дарить людям радость. Ведь даже минуту, прожитую бездарно, нельзя вернуть и распорядиться ею по-иному.

Большой белый маятник настенных часов медленно качается слева направо и справа налево. И при каждом своем качке, он, как судьба, неумолимо уносит маленький кусочек жизни.